Народы Дагестана
Архив номеров » № 5, 2020 от 28 Декабря 2020 г » Личности » Магомед Махулов: «Счастлив тем, что удалось верно служить народу»

Магомед Махулов: «Счастлив тем, что удалось верно служить народу»

Магомед Махулович – член Совета старейшин при Главе Республики Дагестан и член Президиума Дагестанского Совета ветеранов Великой Отечественной войны и труда. Заслуги Магомеда Махулова отмечены высокими государственными наградами именно в годы Великой Отечественной Войны. Заслужить самую высокую награду страны – звание Героя Социалистического Труда, работая первым секретарем райкома партии, дорогого стоит. Это на какой уровень высоты надо поднять производство сельскохозяйственной продукции в те тяжелые годы, когда все трудоспособное население находилось на фронте, а на полях и фермах трудились старики, женщины и дети. Не покладая рук, не зная ни сна, ни отдыха, трудились горцы в те военные годы под девизом: «Все для фронта! Все для Победы!». И труд их не пропал даром. Победа над врагом была одержана 9 мая 1945 года. Сегодня грудь нашего аксакала, горца, сумевшего сплотить народ во имя Победы, украшают два ордена Ленина, орден Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почета», в личной папке Магомед Махулов хранит десятки почетных грамот, которыми он был награжден в разное время.

– Откуда такая точность в определении даты рождения – 23 февраля 1915 года? Тогда не только в Хунзахе, но и в других аулах не было ни сельсоветов, ни советской власти.

– В старину, в те дореволюционные времена, общепринятый порядок существовал: на краю листа священного Корана отмечали, у кого кто родился, в какой день, месяц, год, кто родители ребенка. Вот и мое рождение на листке своего Корана зафиксировал один из моих односельчан по имени Магомед. Нашли эту надпись: «У Махулова родился сын». И тут же указано число, месяц, год.

– Ваша фамилия, как и многие другие в аварских аулах, имеет, наверное, глубокие корни?

– Да нет. Мои родители по тем временам были состоятельными людьми. Не каждый в горах имел земельные угодья на посев шестнадцати мерок зерна, двух волов, коня и осла. Когда вышел царский указ о том, что Родина в опасности, ее надо защищать, на войну с Японией вместе с остальными добровольцами ушел и мой отец. Хунзахцев, добровольно ушедших на Русско-японскую войну, было семьдесят восемь молодых и бравых человек. В одном из боев вражеская пуля попала в винтовку отца и отскочила. Увидевший этот эпизод находившийся рядом танусинец,воскликнул: «Ну и махулав (в переводе с аварского означает «железный» – Прим.авт.) же ты! Пуля тебя боится». С тех пор отца моего и стали называть «Махулав». Как его на самом деле звали, никто не помнит. Так и появилась наша фамилия Махуловых чуть больше века тому назад, и меня нарекли Махуловым Магомедом Махуловичем. А в годы гражданской войны отец мой Махулав воевал на стороне советской власти. Он был красным партизаном.

– В юные свои годы Вы, наверное, мечтали стать кем-то, хотели быть похожим на кого-то?

– В Хунзахской сельской, так называемой тогда, опорной школе, где я учился, мне уроки давал Зайирбег Алиханов. Этот сельский учитель сделал очень многое, чтобы собрать воедино аварские пословицы, поговорки, сказания, легенды. В годы учебы в этой школе я много думал, мечтал стать таким же учителем, как наш Зайирбег. После школы мне посчастливилось окончить педагогические курсы и меня направили на работу учителем Оротинской сельской школы. Директором там был Магомед Абдулмажидов. Я всегда с благодарностью вспоминаю моего наставника. Он научил меня многим формам и методам ведения уроков, привил большую любовь к учительской профессии. А когда я работал учителем в Харахинской сельской школе, на мой очередной урок пришел один ответственный работник районного масштаба, русский. Увидел, оценил и предложил мне стать заведующим районным отделом народного образования. Я, конечно же, ответил, что мое образование не соответствует такой высокой должности. После настоятельных просьб я согласился занять должность заврайоно, тем более мои родители жили в Хунзахе. В то время, до моего прихода на новую должность, заведующим районо работал Магомед Кебедов, а инспектором образования был всем нам хорошо известный впоследствии народный поэт Дагестана и отец другого народного поэта – Гамзат Цадаса. Я этих двух людей считаю своими учителями.

– Вашим следующим этапом работы стал Хунзахский райком ВКП(б), где Вы заняли должность секретаря по кадрам. Вам тогда, в 1940 году, было двадцать пять лет, а спустя три года, в марте 1943 года, Вы стали первым секретарем Хунзахского райкома ВКП(б). Чем это объясняется: нехваткой кадров или были другие причины?

– В те годы я был уже не только опытным работником образования, но и, как в таких случаях говорят, предводителем молодежи района. Вот почему коммунисты района меня сначала выбрали секретарем, а затем и первым секретарем Хунзахского райкома ВКП(б). Думаю, что я оправдал доверие товарищей по партии. Я очень хорошо запомнил одно из совещаний, прошедшее весной 1944 года под руководством председателя Дагестанского Совета народных комиссаров Абдурахмана Даниялова. В основном на это совещание были приглашены первые секретари райкомов партии горных районов. В своей речи Даниялов сказал: «Нам, потомкам славных, героических отцов, бесстрашных предков, не подобает оставаться в стороне, когда Родина наша в огне. Что-то слабовато у нас с добровольцами на фронты Великой Отечественной войны граждан 1924, 1925, 1926 годов. Вот и торопитесь к себе в районы, организуйте эту работу на должном уровне». Тут же из Махачкалы я позвонил по телефону второму секретарю райкома партии Залму Гитиновой и поставил перед ней задачу – завтра же в клубе школы, находящейся в Хунзахской крепости, собрать молодежь. По пути на встречу с молодежью ко мне присоединился и Гамзат Цадаса. В школьном клубе собрались двести три молодых человека со всех аулов района. После моей и Гамзата Цадасы речей, обращенных к молодежи, выступили также хунзахцы Хосенхажи Атаев, Мухамаали Махулов, из аула Хиндах – Жамал Хасанов и другие. Молодежь Хунзахского района в один голос заявила, что она хоть сегодня готова идти на войну с проклятым врагом и, если надо будет, отдать за Родину и жизнь. Так поступили и в других горных районах республики. Горцы сохранили свое гордое и доброе имя, не посрамили.

В нашем Хунзахском районе в годы войны был также создан истребительный батальон. Четыре года я был комиссаром этого батальона, который был расформирован весной 1945 года. Бойцы нашего подразделения вели беспощадную войну против дезертиров и бандитов, коих было немало в горах в те годы.

– Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу развала столь сильного и могущественного государства, как СССР, и его рулевого – КПСС. Только Горбачев и Ельцин ли виноваты в этом или были, на Ваш взгляд, и другие причины?

– Что тут скажешь? Развалить такую могучую державу, как СССР, и его руководящую и направляющую силу, как КПСС, ни Горбачев, ни Ельцин не смогли бы, конечно. Тут им помогли и внутренние, и внешние факторы, и те, кто был не согласен с коммунистическим строем вообще. А к перестройке, к демократическим принципам жизни народ не был готов. Вы обратите внимание на то, что на референдуме все голосовали за сохранение СССР, а его все равно развалили. Вдребезги разбили. От этого и наши сегодняшние беды. Российскую Федерацию окружили враждебные силы, которые сконцентрировались по периметру наших государственных границ, – в бывших союзных республиках, в государствах Восточной Европы, объединявшихся когда-то Варшавским договором. Нам, россиянам, надо быть готовыми сегодня к отпору любой агрессии.

– А как Вы относитесь к многопартийности?

– Плохо. В стране должна быть одна или от силы две партии. Ни одной из существующих партий я предпочтений не отдаю. Был я в одной партии – в рядах КПСС, и буду до конца жизни верным ее идеалам и принципам. Партбилет храню на самом почетном месте.

– Каково Ваше отношение к религии?

– Хорошим ученым-арабистом был в свое время Умар Харахинский. У этого алима я учился чтению Корана, затем прочитал и «Мухтасар». Я никогда не терял веру во Всевышнего Аллаха. По возможности и молитвы не пропускал, уразу держал. Предписанный Аллахом каждому мусульманину фарз выполняю и сейчас.

– Вы довольны прожитой жизнью? Вас радует оставленный позади этот исторический путь?

– Кажется, не мне об этом судить, а народу. Мне, думаю, с честью удалось выполнить те задачи, которые были поставлены передо мной. Слава Всевышнему Аллаху, мне удалось оправдать доверие народа, оказать всяческую помощь нуждающимся. В этом и есть моя радость и мое счастье.

«назад

Фотолента

фотографий: 4

С Магомедом Дибировым. Хунзах 1937 г.

Категория фото: Личности »

Буйнакск 1936 г. Магомед с друзьями

Категория фото: Личности »

С женой Саадат, 1947 г

Категория фото: Личности »

С женой и дочками Патимат и Шамай. Хунзах, 1950 г

Категория фото: Личности »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив