Народы Дагестана

Легендарный Сивриди

Учитель, известный филолог, ветеран труда и Великой Отечественной войны (труженик тыла), ветеран пионерии и комсомола, кандидат педагогических наук, доцент кафедры методики преподавания русского языка и литературы ДГУ, заслуженный учитель Республики Дагестан, Георгий Николаевич Сивриди более 60 лет проработал на филологическом факультете ДГУ. За свой многолетний и добросовестный труд Георгий Николаевич награжден четырьмя медалями, Почетной грамотой Верховного Совета ДАССР и другими знаками отличия.

Георгий Николаевич Сивриди родился в 1930 году в Краснодаре. По национальности – грек. Отец, Полидор Георгиевич
Сивридис (по-русски его называли Николаем), был уроженцем г. Трапезунда (Турция), в начале 30-х годов ХХ века работал
в промстрахкассе, позже был «арестован по политическим причинам (без ссылки на закон)» и «подвергнут высшей мере
наказания». В 1962 г. дело было «пересмотрено Военным трибуналом Северо-Кавказского военного округа, и он был полностью реабилитирован». Мать, Деспина Панайотовна (все ее звали Нелли Павловна), родилась в г. Майкопе, после переезда семьи в Дагестан почти полвека проработала на Махачкалинском горпищекомбинате, была Почетным донором СССР. Брат, Эдуард Николаевич Сивриди, окончил Дагестанский механический техникум, отслужил в армии, затем окончил Ленинградский кораблестроительный институт, долгие годы работал на руководящих должностях на оборонных заводах в Средней Азии, сейчас на пенсии, живет в Санкт-Петербурге.

В 1938 г. Георгий Сивриди пошел в школу № 40 г. Краснодара и проучился в ней 4 года. Началась Великая Отечественная война. В 1942 г., когда немецко-фашистские войска приближались к Кавказу, мать вызвали в НКВД и предложили эвакуироваться в ближайшие дни. Она выбрала город Орджоникидзе (ныне Владикавказ), получила железнодорожные билеты, талоны на продукты питания и уехала с двумя сыновьями. Семье повезло: многие греки в течение 24-х часов были выселены в товарных
вагонах на Урал, в Сибирь, в Среднюю Азию. Фронт приближался к Осетии.

В самые драматические дни и годы Великой Отечественной войны с матерью и младшим братом Сивриди был эвакуирован в Махачкалу. В октябре 1942 г. Георгий Сивриди был принят на работу учеником лапшового цеха Горпищекомбината г. Махачкалы, где проработал больше года. В 1943 г. пошел снова в школу. В июне 1945 г. был принят учеником лимонадного цеха Дорресторана, вскоре был переведен в рабочие. Так работал и учился до 1949 г.

В 1949 г. по направлению Махачкалинского горкома комсомола был направлен в мужскую среднюю школу № 1 старшим
пионервожатым. «Мне нравилось работать с детьми. В этой школе работали прекрасные учителя, я не раз бывал на
уроках М.П. Пушкаревой, Р.Д. Корженевской, А.М. Трофимовой, Э.Д. Фридман. И тогда я уже стал подумывать о профессии учителя», – часто вспоминал Георгий Николаевич. Работая, учился в вечерней школе рабочей молодежи № 1, которую
окончил в 1950 г. с золотой медалью. Директор школы К.И. Куликов всячески его отговаривал от поступления в пединститут, считал, что с золотой медалью он сможет поступить в любой московский вуз без экзамена, что филолог – не мужская
профессия, от проверки тетрадей можно потерять зрение… Но Сивриди хотел жить только в Дагестане, дружил с дагестанцами, любил родной русский язык. В том же году, продолжая работать, поступил на историко- филологический факультет Даггоспединститута им. С. Стальского и в 1954 г. окончил его с отличием.

Эти годы в жизни Георгия Николаевича обозначились особыми страницами: он успешно руководил пионерами средней школы № 1 в качестве старшего пионервожатого, выступал на различных слетах, конференциях, съездах комсомольцев, участвовал в сборе целинного урожая в Казахстане – руководил отрядом студентов института.

Имея незаурядные музыкальные способности, Георгий Сивриди организовал и возглавил в институте музыкально-инструментальный оркестр «Селена», весьма популярный в студенческой среде. При этом на первом месте всегда оставалась для студента Сивриди отличная учеба по всем предметам, участие в научных кружках.

Важнейший этап его дальнейшего личностного и профессионального становления начинается с 1954 года – года окончания учебы в вузе и начала педагогической деятельности. Георгий Николаевич при наличии нескольких, может быть, более удачных возможностей работать выбирает Башлыкентскую среднюю школу Каякентского района ДАССР и с сентября 1954 года
работает в ней завучем и учителем русского языка и литературы. Его появление в жизни не только школы, но и всех
сельчан было очень значимым событием – он был первым учителем с высшим образованием. В том же году при школе открылся интернат, в котором жили и учились выпускники школ-семилеток из соседних сел. Это были в основном  местные кумыки, а также даргинцы и лакцы. Учащиеся были очень дружными, складывались самые настоящие, истинно братские отношения. Походы и экскурсии в сторону Маджалиса, Янгикента, Чумли и нефтегазодобывающего поселка Селли, организованные Георги-
ем Николаевичем, его бывшие ученики помнят и сегодня.

Достойно отработав два учебных года в Башлыкентской средней школе, Георгий Николаевич вернулся в Махачкалу. Но связь с башлыкентцами никогда не прерывал, не раз приезжал на свадьбы своих бывших учеников, многих готовил к поступлению в университет, до конца жизни дружил и помнил. В Махачкале работал сначала вожатым и учителем школы № 4, а в октябре 1956
г. был принят на должность ассистента кафедры русского языка в родном пединституте и избран освобожденным секретарем комитета ВЛКСМ. С 1962 по 1964 гг. учился в аспирантуре, в 1965 г. был назначен на должность старшего преподавателя.

Г.Н. Сивриди был секретарем факультетского партбюро, как член парткома отвечал за художественную самодеятельность. Выпускники 50-70-ых помнят и академический хор, и танцевальный коллектив, и оркестр народных инструментов. Они были лучшими в городе. По его инициативе появились эстрадные коллективы, ставший широко известным ансамбль «Эврика», СТЭМ (студенческий театр эстрадных миниатюр), прообраз КВНа. Самодеятельным артистам аплодировали в Москве и Киеве, в Баку и Грозном, в Орджоникидзе и Нальчике; их знали и тепло принимали во всех дагестанских городах.

Всё это, однако, не мешало главному – преподавательской работе. Георгий Николаевич родным языком считал русский и много делал для того, чтобы привить интерес к нему школьникам и студентам.

В 1975 г. Георгий Николаевич успешно защитил в Москве диссертацию на соискание ученой степени кандидата педагогических наук и с 1976 г. руководил кафедрой методики преподавания русского языка, с 1988 по 2000 гг. возглавлял кафедру методики преподавания русского языка и литературы филологического факультета ДГУ, с 2000 г. до конца своей жизни (2018 г.) был доцентом кафедры.

Много лет руководил Школой юного филолога. Ее слушатели, собиравшиеся поступать на разные факультеты, в разные вузы, подавали потом документы на филфак. В газете «Орленок-Дагестан» печатались статьи под рубриками «Как стать грамотным», «Давайте говорить правильно». Были статьи и в других газетах, выступления по радио и телевидению. Сивриди был редактором газеты «Дагестанский университет».

Он много сделал для профессиональной подготовки будущих словесников, помогал молодым специалистам, стажерам. Многие годы читал лекции на курсах повышения квалификации, часто выступал с докладами на семинарах руководителей методобъединений, на заседаниях методобъединений в школах.

Работая в вузе, Г.Н. Сивриди постоянно думал о школе. Он руководил педагогической практикой студентов, активно сотрудничал со школами, с учителями, с каждым из своих выпускников, работающих в городах и селах Дагестана. А на 70-
ом году принял приглашение дирекции лицея № 39 г. Махачкалы и около 10 лет преподавал там культуру речи, стилистику, риторику.

С 1942 года и до конца своей жизни Георгий Николаевич жил среди дагестанцев, не покидал вторую родину и посвятил всю свою творческую судьбу развитию образования в Республике Дагестан. Был два раза женат, вырастил троих сыновей.

Распад СССР воспринял как трагедию. Любил читать студентам и школьникам «Стихи о советском паспорте» В. Маяковского, часто повторял его слова: «Читайте, завидуйте: я – гражданин Советского Союза!». В годы перестройки, когда немало дагестанцев разных национальностей переезжали в другие города, в другие страны, в том числе и в Грецию, Сивриди об этом и не думал, отказался переезжать и в Ленинград, к брату. «В Дагестане я чувствую себя востребованным, здесь мои друзья, товарищи, бывшие ученики. Здесь я получил образование, любимую работу. Я многим обязан Дагестану и дагестанцам, своим школьным учителям, вузовским преподавателям. С чувством благодарности вспоминаю тех, кто давал нам приют во время нашего туристического похода, семью Бекмурзаевых из Башлыкента, у которых я жил после окончания интитута; Махтибековых – из селения Эрпели; Салаватовых – из Бабаюрта, где бывал со студентами на педпрактике; Хангишиевых – из Костека, где
проводил экспериментальное обучение, будучи аспирантом; учителей из Бежты, Унцукуля, Ирганая и многих других, где
бывал во время командировок», – вспоминал Георгий Николаевич.

При его участии и помощи выросло огромное количество специалистов-филологов, учителей русского языка и литературы, методистов и работников просвещения. Вся сознательная жизнь Георгия Николаевича прошла в университете, который он сам называл своим первым домом. Пожалуй, нет в нашей республике школы, где учителям русского языка не было бы знакомо его имя.

До конца своих дней Георгий Николаевич помнил все свои кураторские курсы, а их было 5 (1980, 1985, 1990, 1995, 2000 гг.) за долгие годы работы в университете, мог назвать фамилии и имена всех тех бывших студентов, с которыми общался, помогал найти работу, с радостью принимал приглашение на свадьбы, всегда готов был прийти на помощь в любых жизненных ситуациях. Так было и с нашим курсом (1985-1990 гг.). Студенческие тематические вечера, собрания, субботники, парады и демонстрации, туристические поездки, любительские фотографии, книги, словари, беседы, слова поддержки и сердечная
радость успехам – всё это наш куратор, наш Сивриди!

Из воспоминаний Артема Плохарского, кандидата филологических наук, доцента ДГУ: «У каждого из нас сложился свой образ этого легендарного Учителя. Он был моим куратором. Впервые я увидел его во время сдачи вступительных экзаменов. Именно ему и Лире Ивановне Мегаевой – этим корифеям филологического факультета – я отвечал на вопросы по русскому языку и литературе. Было это в далеком 1985 году. Сразу же мне запомнились его неторопливая, обстоятельная манера общения, эффект
медленного взгляда. Шли годы, я и мои некоторые однокурсницы, оставшиеся на факультете в качестве преподавателей, взрослели, набирались опыта. Георгию Николаевичу же возраст был нипочем. Перефразируя известную песню, скажем, что он не расставался с комсомолом и оставался вечно молодым.

Будучи шестидесятником, Георгий Николаевич сумел через годы пронести атмосферу этого времени, на мой взгляд, прекрасного для нашего края времени советского Дагестана. Сивриди был настоящим советским человеком в лучшем смысле этого слова. В
нем соединялись черты прирожденного педагога, методиста, знатока русского языка (даже буквоеда), наконец, просто хорошего человека. Он готов был часами общаться со студентами, он организовывал проникновенные поэтические вечера, смотры художественной самодеятельности, туристические и культпоходы, выпускал со студентами стенгазету «Филолог». Он никогда не торопился домой, можно сказать, жил на факультете, был его домовым. Одарен он был и талантом фотографа, с удовольствием фотографировал, проявлял снимки в своей фотолаборатории и дарил студентам на добрую память. А в то время это было достаточно трудоемкое занятие. Георгий Николаевич всегда «дружил» с техникой. А в последние годы, освоив компьютер, общался с сотнями своих друзей-выпускников».

Позже Георгий Николаевич стал нашим коллегой, наставником, другом, близким и родным человеком, без которого было очень сложно представить кафедру, факультет, университет.

«Мой куратор, а потом уже коллега, Георгий Николаевич, научил меня самому главному – ответственности… А еще главнее – дружбе… Говорят, что между мужчиной и женщиной не может быть настоящих дружеских отношений. По-моему, может. Георгий Николаевич был для меня настоящим другом. Он умел слушать. Он умел давать хорошие советы. Он умел бескорыстно помогать. Он умел критиковать. Он умел хвалить. Он умел быть джентльменом. Я благодарна судьбе за то, что в моей жизни был такой хороший друг. Часто ловлю себя на том, что мысленно советуюсь с Георгием Николаевичем, делюсь с ним радостями и печалями. Думаю, не только я. Нас очень много – друзей этого замечательного человека. Память о нем всегда будет самой
светлой», – вспоминает Патимат Лекова, кандидат филологических наук, доцент ДГУ.

Его имя – неизменный «код филфака»: первый вопрос, который задают филологи, вспоминая свой факультет, это вопрос
о Сивриди, а потом уже обо всем другом. Это был абсолютно бескорыстный человек, блестящий педагог, дающий знания,
сеющий разумное, доброе, вечное.

«Вот какой человек встретился на моем пути! Человек, давший мне Веру в то, что любой, кто хочет учиться и расти, может добиться многого в жизни. И не надо говорить, что для этого нужны большие деньги. У него их никогда много не было. А то, что есть, он готов был поделить с каждым из нас, только бы мы посидели с ним, почаевничали, поделились своими удачами и новыми методиками в работе учителя. Для Георгия Николаевича наши успехи были его успехами, наши неудачи – поводом для
размышлений и разработки новых программ. Дипломная работа, которую я написала под руководством Г.Н. Сивриди,
вылилась в написание диссертации, на защиту которой пришел мой Учитель. Это была двойная ответственность, потому что его мнение о работе для меня было очень важно», – из воспоминаний Наиды Шихкебировой, кандидата филологических наук, учителя русского языка и литературы, почетного работника общего образования РФ.

Георгий Николаевич отличался необыкновенным гостеприимством. Кто бы к нему не зашел – он всех усаживал за стол и угощал в своей импровизированной гостиной на первом этаже учебного корпуса ДГУ на Гаджиева.

«Застолье всегда приводило к тому, что мы начинали откровенные разговоры. А потом были советы по решению различных проблем или непредвиденных ситуаций. Если вдруг у меня заканчивался чай, я шла к Георгию Николаевичу с просьбой, а он говорил: «В Греции всегда все есть!». Именно так и было. Общение со студентами и коллегами давало ему стимул жить и наслаждаться окружающим миром», – вспоминает Светлана Верова, заведующая кабинетом кафедры методики преподавания
русского языка и литературы ДГУ.

На день рождения Георгия Николаевича приезжали бывшие студенты со всех концов страны. Целую неделю был накрыт стол для гостей с поздравлениями. Это был Праздник на филологическом факультете. Ромашки и фиалки были любимыми цветами, их в избытке дарили ему, а он был счастлив.

«Георгий Николаевич был гурманом и эстетом… Ценил красоту и вкус… А как может быть иначе у человека, далекие предки которого так воспевали и культивировали прекрасное! И он гордился своими греческими корнями, принадлежностью к великой нации и культуре. Но в то же время сумел стать настоящим дагестанцем, сроднился с Дагестаном душой, обогатил нашу Родину своим трудом, любил ее, безусловно, всем сердцем!» – делится своей памятью об Учителе Саида Измайлова, кандидат филологических наук, доцент ДГУ.

Вниманием Георгий Николаевич не был обделен, он активно общался в социальных сетях, осваивал новые тенденции и бренды, всегда старался идти в ногу со временем. Жажда жизни и неиссякаемый источник энергии были внутри него.

«Отношение к другим и память о  себе – вот то, что двигало Георгием Николаевичем всю сознательную жизнь. У каждого из тех, кто столкнулся с ним в жизни, свой Сивриди. У каждого он разный, но неизменно преданный профессии, добру и человечности», – из воспоминаний Алексея Шаулова, кандидата педагогических наук, учителя русского языка.

«Когда-то я подарила Георгию Николаевичу книгу с надписью, которая его так взволновала, что он прислал мне письмо с благодарностью (это тоже его особенность!). Я написала ему, что он обладает даром преобразовывать хаос в космос, оставляя в наших душах свой отпечаток. Присутствие в мире подобных людей, обладающих такой духовной силой, гармонизирует мир и рождает у нас, обыкновенных, очень важное чувство защищенности… Я счастлива, что успела сказать ему хорошие слова при
жизни. Ведь мы успеваем это сделать не всегда, к сожалению...», – вспоминает Ума Ахмедова, кандидат филологических наук, доцент ДГУ.

В своем любимом маленьком кабинете до последнего месяца жизни Георгий Николаевич собирал учеников, студентов, коллег, друзей, на переменах и после занятий, в дни праздников и торжеств. Он любил свою работу и своих учеников. А это, по словам Л.Н. Толстого, черты «совершенного учителя».

«Да просто он должен был быть всегда! Уже после того, как его не стало, я несколько раз ловила себя на ощущении, что слышу его немного шаркающие шаги, звон колокольчика, висевшего над его дверью, и готова была ринуться навстречу, чтобы сказать: «Здравствуйте, Георгий Николаевич!» – вспоминает Лариса Березина, кандидат педагогических наук, доцент ДГУ.

Сегодня Георгия Николаевича нет с нами, но по-прежнему первые слова – воспоминания о нем, сожаления о невосполнимой потере, потому что после себя он оставил в каждом из нас свою частицу света, мудрости, благородства, искренней любви к людям, к профессии, к русскому языку.

Память о Георгии Николаевиче навсегда останется в наших сердцах!

Георгий Николаевич Сивриди ушел из жизни в 2018, похоронен в Махачкале, на склоне горы Тарки-Тау.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив