Народы Дагестана

Дагестанские японцы

 «ПРИЗЫВ ВЕЛИКОГО ГОСУДАРЯ»

В марте 1904 года населению Дагестанской области было объявлено воззвание командующего войсками Кавказского военного округа князя Г.С. Голицына:

«Горцы Дагестана, Терской и Кубанской областей! Всем вам известно, что в ответ на дерзкое и внезапное нападение японцев на наши боевые суда Его Императорское Величество, наш Великий Государь император повелел объявить Японии войну и для того, чтобы наказать вероломного врага, приказал двинуть на Дальний Восток небольшую часть русских войск. По милости Великого Государя и кавказские войска удостоились великой чести идти сражаться за отечество… Зная ваши всегдашние военные доблести, Государь Император Всемилостивейше повелел мне через моих сподвижников, начальников Кубанской и Терской областей и военного губернатора Дагестанской области, вызвать от Августейшего Его Императорского Величества имени из вас, храбрых и неустрашимых горских жителей, охотников, желающих идти на дальний Восток для участия в войне с язычниками японцами. Наш Великий Государь, доверяя вашей беззаветной отваге, вековой храбрости и удали, приказал мне из заявивших желание охотников составить два конных полка по шести сотен каждый и послать их на войну сражаться против японцев, чтобы внести страх, расстройство и поражение в ряды их и тем самым во всех местах Дальнего Востока распространить громкую известность и славу о давно испытанных доблестях и неустрашимости кавказских горцев. Итак, идите, удальцы, джигиты, на призыв нашего Великого Государя. Оправдайте Его милостивое к вам доверие и знайте, что за подвиги храбрости и геройства вас не оставят милости и награды Его Императорского Величества».

Сущность имперской политики на Кавказе была проста и понятна. Понимая многолетнее стремление горских народов к независимости, что всегда было опасным и хлопотным для империи, власти всячески пытались разрядить взрывоопасную энергетику и создавать местные «обласканные» колониальные части, используя их на месте в разрешении местных конфликтов или перебрасывая подальше от Кавказа, растворяя в толще российской имперской героики и ее «миссионерской» миссии.

Но в те дни на Кавказе, как и во всей империи, царили патриотические настроения. «Состоялся ряд манифестаций мусульман, на которых шейх-уль-ислам обратился к единоверцам с воззванием в случае надобности принести русскому царю «и достояние, и жизнь». Формирование Кавказской конной бригады поэтому стало событием большой значимости не столько c военной, сколько с политической точки зрения…». В соответствующем предписании начальника штаба Кавказского военного округа сообщалось, что Кавказскую конную бригаду должны будут составить Терско-Кубанский и 2-й Дагестанский конные полки. Первый должны были составить добровольцы из горцев Кубани и Терека, второй – из горцев Дагестана.

В Дагестане мусульманское население со времен окончания Кавказской войны воинской повинности не несло, она была заменена особым налогом. Однако в связи с началом войны власти обратились к кавказским народам с призывом вступать в формируемый для действий на фронте 2-й Дагестанский конный полк. ОХОТНИКИ И ПРИКАЗ

НАЧАЛЬНИКА КАВКАЗСКОЙ КОННОЙ БРИГАДЫ

В полк, который формировался исключительно для участия в войне с Японией, зачислялись добровольцы, которых в те годы именовали охотниками, из числа кавказских горцев, не несущих воинской повинности и частично из действующего Дагестанского конного полка и других российских частей. Вызов охотников на службу для участия в военных действиях производился от имени Его Императорского Величества.

С середины марта в Дагестане (Аварский, Андийский, Гунибский, Даргинский, Гази-Кумухский и Темир-Хан-Шуринский округа) началась подготовка по вызову и снаряжению желающих идти на войну.

Добровольцев было немало. При этом часть представителей Дагестанского конного полка также выразила желание вступить в новое подразделение для участия в военных действиях. Жители многих аулов собирали деньги на нужды всадников полка, покупку продовольствия, медикаментов, проводились молебствия в мечетях и церквях. Помимо мощной пропаганды во славу Отечества, которая сыграла большую роль в формировании полка, добровольная служба в полку стала своего рода и формой отходничества, местом для заработка горцев. Не случайно в народной песне, посвященной Русско-японской войне говорилось:

У меня появилось желание обогатиться добычей.

Посчастливится – возвращусь с воинским званием,

С крестом на груди, с добычей богатой,

Удачного возвращения вам, горские львы!

Начальник вновь сформированной из горцев Кавказа конной бригады Г.И. Орбелиани издал следующий приказ:

«Всадники Дагестана и племен Северного Кавказа! Государь Император в неисчислимой благости своей и любви ко всем своим верным подданным, зная прирожденную вашу воинственность, ценя доблесть отцов ваших, проявленную в войнах Кавказа и войнах с Турцией, явил вам милость и оказал вам великую честь призвать вас на Его Государеву службу и образовать из вас Кавказскую конную бригаду.

Государь повелел нам идти к далекой восточной окраине, чтобы стать грудью на защиту родины на полях Маньчжурии в горах чужеземной Кореи. Приветствую вас с Царской милостью и поздравляю с принятием торжественной присяги. Помните, что по тому, как послужите вы, представители славных племен Кавказа, на вашем новом поприще, будут судить о племенах ваших. Не забывайте, что если имя ваше известно на Кавказе и во всей России, то оно еще неизвестно новому, далекому врагу, с которым вам предстоит померяться силой! Пусть же имя ваше прогремит и там и украсится новою доблестью и покроется новой славою!

Вы должны удивить мир беззаветной храбростью в битвах, пытливой предприимчивостью в розыске и разведке, непоколебимой стойкостью и бдительностью в охранной службе и обороне, неутомимостью в трудных походах и терпением в перенесении холода, голода и невзгод военной жизни. Помня адаты отцов, забывавших на войне даже кровную месть, вы должны забыть племенную рознь и всякие личные счеты.

Вы должны сплотиться в дружные сотни, влиться в крепкие полки и мощную бригаду. Каждый из вас должен стоять за других и все за одного, без различия племен и наречий. Пусть враг узнает, что тронуть одного из вас значит поднять против себя всю бригаду на выручку товарища. Пусть же он не увидит ни одного из вас пленным и ни один раненый не достанется ему в добычу…!».

К началу апреля были сформированы 6 сотен, во главе каждой из них находились сотенные командиры. После принятия присяги на местах с 16 по 22 апреля сотни, прибывшие на сборный пункт полка в Порт-Петровск, до отправления на театр войны должны были пройти курс военного образования. 24–26 мая 1904 года укомплектованный 2-ой Дагестанский конный полк, погрузившись в эшелоны, по железной дороге выступил на Дальний Восток и по прибытии сразу же вступил в военные действия.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В ДАГЕСТАНЕ

1905 год стал началом революционных потрясений в России ХХ в. Этот год «показал цивилизованному миру масштабы того разрушительного потенциала, который мог накапливаться в обществе в силу разных причин и, вырвавшись наружу, приводил к далеко идущим последствиям». Стачечное движение, в которое были вовлечены основные экономические центры, охватило Россию. Особенно широкий размах оно получило в Прибалтике, Польше и на Кавказе.

В Дагестане в это время усиливается крестьянское движение, причиной которого являлась запутанность аграрных отношений и острое малоземелье местных крестьян, в котором крестьяне захватывают помещичьи земли, жгут кутаны беков и пр. В организации крестьянской борьбы Темир-Хан-Шуринского округа большую роль сыграл «Крестьянский центр», возглавляемый Д. Коркмасовым. В марте 1905 г. «Центр» выступает как политический представитель аграрного движения в Темир-Хан-Шуре во время созванного губернатором съезда, на котором обсуждался вопрос о намечаемом проекте учреждения Думы и положения о выборах в нее. Параллельно с этим «Крестьянский центр» проводит свое собрание, на котором выдвигает свои лозунги: захват помещичьей земли, прекращение всех крепостных повинностей бекам, вооружение народа и др. Из-за пастбищ, кутанов произошли крупные столкновения сельских жителей с помещиками Асельдером Казаналиповым, Джамалуддином Тарковским, Бахтияр Хаджи и др. В апреле 1905 г. вспыхнуло вооруженное восстание крестьян селений Тарки и Атлы-буюн. Сам наместник Кавказа граф И.И. Воронцов-Дашков, посетивший Дагестан в мае 1905 г., давал следующее объяснение крестьянскому движению.

«…Действительно, – говорил он, – перенесение крестьянской вражды против помещиков на административные власти и недовольство государственным строем, даже без содействия революционной пропаганды, могло само собой возникнуть в представлении населения, видевшего только полное отсутствие заботливости о его нуждах со стороны правительства, не издавшего за последние 35 лет ни одного законоположения, которое изменило бы к лучшему крестьянский быт».

Центральная кавказская администрация была сильно озабочена обострением земельных споров в Дагестане. Постоянная систематическая защита военно-народным управлением интересов бекского сословия против крестьян придает всему аграрному движению определенный политический характер. Для подавления крестьянского движения власти привлекают регулярные войска, которым предписывается «ужесточить» карательные меры против крестьянских выступлений, но, тем не менее, под напором народного движения делают отдельные уступки. Земельные вопросы пытались разрешаться восставшими крестьянами в основном в предгорном Дагестане, нагорный оставался относительно спокойным.

Помимо земельной, существовал еще целый ряд проблем кавказских мусульман. В петиции последних, представленной в Комитет министров в начале 1905 г., говорилось о необходимости уравнения в правах с остальным населением России, свободе образования и печати на родном языке, введении земского самоуправления, ликвидации остатков крепостной зависимости крестьянства, выборности духовенства и возвращении церковных имуществ (вакуфов). Одной из серьезных проблем в деле управления краем являлась конфессиональная политика в стремлении к полному государственному контролю над всеми религиозными институтами в пределах империи. Это касалось преимущественно российских мусульман, и на Кавказе данная политика имела свою субрегиональную особенность. Как в ходе многолетней Кавказской войны, так и после ее завершения российское правительство пыталось локализовать мусульманское влияние. Вопрос о создании здесь соответствующих институтов духовного управления мусульман, сводившихся к идее подчинения его местной администрации, приняло затяжной характер.

В апреле 1904 г. полиция получила сведения о распространении прокламаций и пропаганде против самодержавия и войны в Петровском городском училище. Листовки распространялись также в промышленных заведениях города, на улицах. Происходит целый ряд забастовок рабочих текстильной фабрики «Каспийская мануфактура», митинг у горы Тарки-Тау, вылившийся в демонстрацию трудящихся. 1 мая 1904 г. в городском саду Петровска собравшиеся текстильщики и железнодорожники провели политическую демонстрацию против войны. Ораторы призывали рабочих к объединению и организованному выступлению против войны. Налетом конной полиции демонстрация была разогнана, зачинщики арестованы.

11 декабря 1905 г. в России был обнародован закон о созыве законодательной думы. Закон о выборах был призван  донести до масс идею возможности осуществления гражданских прав и свобод через парламент. На Кавказ Положение о выборах в Думу не распространялось; мотивом «несвоевременности введения в действие его» было продолжавшееся в крае революционное движение. Поэтому рассмотрение вопроса о выборах на Кавказе было предложено отложить впредь до «успокоения» края.

НЕПОНЯТНАЯ ВОЙНА

На фоне всех этих событий на другом конце света шла непонятная для многих дагестанцев война. События и неблагополучный исход этой войны для российского самодержавия могли быть еще более печальными для империи, если бы в ее армии не состояли такие боевые подразделения, как например, 2-ой Дагестанский конный полк, блестяще проявивший себя в различных ситуациях, активно участвуя в многочисленных боевых действиях, начиная от перестрелок, рекогносцировок для выявления сил противника до опасных атак. В истории Русско-японской войны действия дагестанцев представлялись отважными и героическими. Не было ни единого случая, когда полк не выполнил поставленную задачу или выполнил ее некачественно.

Помимо коренных дагестанцев, в полку храбро воевали офицеры, прикомандированные из элитных российских полков, добровольцы, студенты-выпускники, а также представители других стран, волонтеры, например, французский принц Наполеон Мюрат (правнук легендарного французского маршала Иоахима Мюрата и родной сестры Наполеона Каролины), персидский принц Мирза Фазулла Каджар и др.

Русско-японская война – это не только сражения, дислокации войск, военное снаряжение, атаки, оборона… Это еще и раненые, убитые, тыл, пожертвования для бойцов, санчасть, письма родных… В архивах сохранилось немало документов, свидетельствующих о внимании со стороны благотворительных комитетов, сельских джамаатов, собиравших деньги, одежду, предметы первой необходимости для своих односельчан, воевавших в далекой Маньчжурии.

«15 марта 1904 г., мы общество сел. Баршамай Кайтаго-Табасаранского округа, – говорилось в обращении к властям, – состоящие из 160 домов, собравшись на сходе по одному человеку из дома, единогласно постановили отчислить из общественной суммы тридцать руб. на надобности войны…».

При этом нуждающиеся семьи, чьи мужья, отцы, братья отправились на войну, имели возможность получать пособия. Так, например, в Темир-Хан-Шуринском округе пособие на одного человека составляло 2 руб. 48 коп; в Гунибском округе – 2 руб. 54 коп., Аварском – 2 руб. 80 коп., в Казикумухском – 3 руб. 25 коп. Таким образом многодетная семья в целом могла получать значительную денежную помощь.

В январе 1906 г. полк, проявив себя с самой лучшей стороны, вернулся в Порт-Петровск, где ему была устроена торжественная встреча.

Но героизм армии только ярче высветил провал внешней политики и «застой» петербургского кабинета. Это было неминуемо, поскольку всякая война есть политический кризис, который отразился на жизни всей страны, где дагестанские события являлись лишь их локальной составляющей.

После Русско-японской войны 1904– 1905 годов среди народов Северного Кавказа появилось необычное имя «японец». Дело в том, что всадники, участвовавшие в этой войне, возвращаясь в родные села, с восхищением рассказывали родственникам и односельчанам о смелости и ловкости желтолицых воинов, против которых они сражались в далекой стране. К именам рассказчиков, участников войны стали прибавлять приставки «японец» («япун», «япон», «японц»), иногда даже к именам женского рода. Так среди кавказцев появились японцы. 

«назад

Фотолента

фотографий: 7

Атака 2-го Дагестанского полка у Линдангоу 14 января 1905 г. В. Мазуровский

Категория фото: Наша история »

Джемалудин Мусалаев

Категория фото: Наша история »

Джемалудин Мусалаев

Категория фото: Наша история »

Абдурахман Курбанов

Категория фото: Наша история »

Участник Русско-японской войны Шейх-Ахмед-Бек Сурхайханов из с. Кумух с супругой

Категория фото: Наша история »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив