Народы Дагестана
Архив номеров » № 5,2021 от 8 Декабря 2021 г » Неформат » Хинкал на завтрак и чай в +40: Дагестан глазами молодого художника

Хинкал на завтрак и чай в +40: Дагестан глазами молодого художника

 Мы побеседовали с Зумруд. Девушка рассказала, что им запрещают в университете, за что на нее обиделись лезгины и почему ее выставка могла сорваться в последний момент.

ДОЧЬ ХУДОЖНИКА

Зумруд родилась в дагестанском селе Маджалис (райцентр Кайтагского района). Окончив школу, в 2014 году девушка переехала в Махачкалу и поступила в Дагестанское художественное училище им. М.А. Джемала на отделение «Живопись». После училища в 2018 году она поступила на художественно-графический факультет ДГПУ, сейчас учится на 4 курсе.

– Расскажи, как давно ты рисуешь? Когда появилось это увлечение?

– Рисую я с очень раннего детства, потому что у меня папа художник и я всегда была окружена всем творческим. У нас дома всегда было много картин, много книг про художников, поэтому, как я помню, у меня всегда был большой интерес к этому.

– Папа как-то приучал к рисованию?

– Не скажу, что он меня приучал. Все дети, наверное, рисуют, но я больше этим занималась, чем обычные дети. Папа просто очень много хвалил меня с самого детства. Но чтобы заставлять меня рисовать или ходить в художественную школу – такого никогда не было.

– Он поощряет твою сегодняшнюю деятельность?

– Он не знает, что у меня есть страничка в Instagram с работами, не в курсе, что у меня бывают выставки. Он знает только то, что я что-то рисую и учусь на худграфе, и всё. Больше ничего не знает. Он человек старой школы и многое может не понять.

– Сейчас ты представляешь свои работы под псевдонимом Opium Art. Почему такой «кричащий» псевдоним? Как он появился?

– Когда я заводила страничку в Instagram, в тот период я очень увлекалась всем готическим. Часто в текстах песен моих любимых музыкальных групп, в сообществах ВКонтакте, в стихах попадалось слово «опиум», и мне было приятно связывать себя с этим словом. Я всегда считала, что творчество, рисование для меня как наркотик в самом хорошем понимании этого слова. Поэтому я решила так назвать страницу, но потом в какой-то момент я пожалела об этом.

– Слишком экстравагантно?

– Да. И значение, наверно, не очень правильное. Но тем не менее я уже не стала ничего менять, так и оставила.

«ДЕЛАЙ ПО ПРОГРАММЕ!»

– У тебя очень много черно-белых работ. Это следствие твоего увлечения готикой?

– Наверное. Но вообще я с самого детства любила рисовать именно ручкой, несмотря на то, что у меня папа живописец. Он всегда пытался приучить меня писать маслом, красками, считал, что у меня это лучше получается. Но почему-то у меня руки тянулись к графике. Я всегда хотела рисовать именно черной ручкой.

– Что тебе самой больше всего нравится рисовать? Ты писала: «Раньше было непреодолимое желание рисовать деревья».

– Да, был такой период. Был период, кода я постоянно рисовала минималистичные портреты людей. Сейчас мне хочется придать цвета работам – писать акрилом, маслом, гуашью, акварелью.

Еще последние полгода я очень увлеклась компьютерной графикой – можно это назвать digital-искусством. Раньше я абсолютно не понимала, как можно называть компьютерную графику творчеством. Я ее воспринимала как неживое искусство. Но сейчас я прониклась этим и понимаю, что таким образом можно очень легко и правильно раскрыть свои мысли. Это искусство именно для интернета.

– Насколько то, что преподают в университете, соответствует тому, что ты сама рисуешь?

– Абсолютно не соответствует, потому что в университете всех студентов стараются подвести под одну гребенку. Кода ученик пробует привнести чтото свое, например, пытается добавить больше цвета или смешивать техники рисования, это постоянно пресекают, говорят: «Делай по программе!». В обучении нет никакой свободы, приходится строго соблюдать правила.

– В таком случае зачем тебе вуз? Чтобы иметь диплом о высшем образовании?

– Нет, нет. Есть и плюсы в учебе в университете. Ты становишься более грамотным. Когда человек поступает в вуз, он зачастую как белый лист. У него есть какой-то талант, но при этом нет никакого понимания, как правильно нарисовать, например, человека или кувшин, он не знает о правилах композиции, о цветовой гамме и прочем. Очень много нюансов, которым обучают в университете. И когда уже окончил вуз, со всеми этими знаниями ты становишься творчески более свободным, потому что у тебя есть знания, выработанное мастерство, а значит, больше возможностей.

БЫТЬ УСЛЫШАННОЙ В ДАГЕСТАНЕ

– Некоторые твои работы посвящены социальным проблемам: взаимоотношениям отцов и детей, семейному насилию. Ты отражаешь проблемы, которые тебя волнуют?

– Конечно, это меня волнует, но эти проблемы не обязательно должны касаться меня напрямую. Я вижу, с чем сталкиваются мои друзья и близкие, окружающие меня люди, и если я считаю нужным и важным это озвучить, то я обязательно это сделаю.

– Есть иллюстрации и про Дагестан, например, про «город летающих пакетов».

– У нас многие люди мусорят. Где поели, там же и оставляют мусор. Это ужасно, и надо как-то об этом говорить, поэтому я делаю иллюстрации.

– Насколько та форма, в которой ты это преподносишь, может быть услышана в Дагестане?

– Не знаю. Я пока придумала только такую форму общения с людьми. Не знаю, как она повлияет, но надеюсь на это. Если нет, возможно, найду какие-то другие пути.

– Дагестанские художники в своих работах чаще всего отражают родной край – пейзажи, портреты горцев. То, чем занимаешься ты, можно назвать неформатом?

– На самом деле в Дагестане так много интересных, нераскрытых тем для творчества, и я не очень понимаю художников, которые до сих пор пишут только пейзажи и портреты горцев и видят в республике только это. Мне кажется, людям всегда интересно что-то новое и совсем скоро портреты горцев если не уйдут на второй план, то хотя бы перейдут в более интересные формы.

ХИНКАЛ НА ЗАВТРАК И ЧАЙ В +40

– Еще ты рисуешь юмористические иллюстрации, в которых обыгрываешь стереотипы о народах Дагестана: быть аварцем – это есть хинкал на завтрак, быть лакцем – везде слышать, что ты хитрый, и т.д. Как ты пришла к этому формату?

– Живя в Дагестане, ты не можешь не знать эти шутки. Когда у меня набралось какое-то количество подписчиков в Instagram, я стала проводить опросы среди подписчиков, чтобы они могли предложить свою шутку про ту или иную нацию. Из них я отбирала наиболее интересные, смешные и в первую очередь корректные, потому что было много и неприятных высказываний. Отобранные шутки я снова выставляла в опросы, и наиболее популярные легли в основу иллюстраций.

– На твоей странице сейчас есть подборки про аварцев и лакцев. Про остальные нации будут?

– Они были на моей старой страничке, но ее, к сожалению, заблокировали после иллюстраций про лезгин.

– Кто-то не оценил и пожаловался на страницу?

– Да, хотя ничего оскорбительного не было. Наоборот, я постаралась сделать максимально лояльно, чтобы избежать какого-либо хейта (проявления ненависти, – прим.авт). На самом деле всем очень понравилось, у меня на той публикации было рекордное количество лайков – за полчаса тысячу набралось.

Но через пару дней на какой-то страничке с лезгинами, не помню в какой именно, выложили эти иллюстрации. Им не понравились шутки про «чай в +40» и «нежный яда» (прим.: строка из песни «Махачкалинских бродяг»: «Нежный яда, в Ахты весна…»). Они возмущались: «Мы не пьем так много чая», «Мы не ассоциируем себя с нежностью, что это за шутка такая?». Они очень сильно оскорбились, и так я потеряла страницу с 10 тыс. подписчиков.

– Как ты сама относишься к стереотипам?

– Я не вижу в этом ничего плохого. Стереотипы про хинкал на завтрак, про то, что лезгины больше чая пьют, и прочее – они действительно есть, и в этом нет ничего оскорбительного. Наоборот, это интересно, прикольно, проявление какой-то индивидуальности?.

О ВЫСТАВКАХ: ПРОШЛОЙ И БУДУЩЕЙ

– У тебя недавно была выставка. Какие впечатления?

– Всё прошло очень хорошо. Я даже не ожидала, что придет так много людей. Я очень сильно боялась, что в этот день пойдет дождь, потому что мы организовывали выставку под открытым небом. За день до мероприятия мы ночью вешали брезент под ливнем. Я уже думала, что придется переносить мероприятие, но на следующий день небо было чистое, ни одной капельки.

Какое-то благословение было в этот день, и всё прошло очень хорошо.

– Обычно на выставках обстановка как в библиотеке: люди приходят, смотрят в тишине. А у тебя выставка была похожа на некую тусовочку, с музыкой в том числе.

– Я так и планировала, потому что лично мне и, как я знаю, моим друзьям поднадоели выставки такого формата, когда приходишь, просто смотришь на работы и уходишь. Я хотела, чтобы зрители подольше задержались, чтобы им было интересно в этой атмосфере. Чтобы они могли не просто на работы посмотреть, но и, например, мерч себе какой-то прикупить, послушать музыку, угоститься фуршетом, сделать классные фото, посидеть, чтобы их нарисовал сам художник. Мне кажется, у меня это получилось.

Провести новую выставку Зумруд планирует в следующим году – нужно время, чтобы как следует подготовиться. А следить за творчеством молодой художницы можно на ее странице в Instagram @opium__art. Только давайте обойдемся без жалоб на публикации и оскорблений в сторону творца. При большом желании обидеться можно и на самую безобидную шутку, но нужно ли?

«назад

Фотолента

фотографий: 2
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив