Народы Дагестана
Архив номеров » № 6, 2021 от 10 Января 2022 г » Этнос » «Мы – дагестанцы, армяне из Дагестана»

«Мы – дагестанцы, армяне из Дагестана»

 «У НАС ПОШЛИ СВАДЬБЫ…»

Константин Абарьянц:

– Армянский культурный центр был образован в 2010 году. До этого, конечно, было много объединений и сообществ, но в качестве центра мы существуем уже одиннадцать лет. Что послужило причиной его создания? Есть благие помыслы, высокие и прекрасные – это общение, сохранение традиций и обычаев, проведение культурных мероприятий, но были и простые житейские задачи – желание выдать замуж дочь или женить сына. Это желание знакомства и общения детей. Где раньше люди собирались? На похоронах и на свадьбах. Хотелось бы, чтобы было еще больше радостных причин для встреч и общения. С этой целью и был организован Армянский культурный центр.

За это время проделано много полезной и нужной работы. Мы провели большое количество мероприятий: концерты армянской культуры, празднование Пасхи, годовщины геноцида, который отмечается ежегодно 24 апреля. И пошли запросы. Запросов было столько, что центр стал заниматься практически всем. Он организовал армянскую школу, представитель нашей общины включен в совет при Министерстве по национальной политике по взаимодействию с народами, населяющими Республику Дагестан. Также тесные отношения России и Армении, возможность гражданам двух стран ездить друг к другу по внутренним паспортам привели к тому, что большой поток людей с туристическими и другими целями едет в Армению и также из Армении сюда, в Дагестан, здесь работают, учатся, пытаются что-то делать.

Армянский культурный центр на сегодняшний день – это такое место притяжения лиц армянской национальности, и не только армянской.

Восемь лет назад представители Армянского культурного центра в лице Карена Арзуманова решили поставить детский спектакль. Одной из целей было мотивировать детей изучать язык. Мы хотели, чтобы это происходило интересно, в игровом формате. Спектакль показали на сцене Русского театра, и дети учили язык через постановку. Спектакль стал лауреатом международного конкурса. Ребята ездили в Армению и показывали этот спектакль в рамках фестиваля. Многие ребята, игравшие в постановке, нашли себя в творчестве. Одна девушка стала модельером, другой молодой человек – известным в Махачкале певцом.

Еще один из хороших результатов существования центра – это то, что у нас пошли свадьбы (смеется).

– А вы не считали, сколько семей удалось создать за одиннадцать лет благодаря центру?

– Я не могу назвать точную цифру, но это очень хорошая история. И самый большой запрос у нас как раз на это. К примеру, звонит человек, говорит, что хотел бы участвовать в жизни центра. Я спрашиваю, а что так, почему десять лет не участвовали. А он отвечает: «Ну, дети подросли, нужно общение» (смеется).

Александр не даст соврать. Моя семья образовалась так же. Прямо в зачатке создания Армянского культурного центра.

Александр Степанян:

– Мне тоже одна женщина звонила, по-моему, из Санкт-Петербурга. Хотела женить сына, искала армянку и просила помочь ей в этом.

– Типичный кавказский подход!

К.А.: – Еще одно направление нашей работы – память предков. Мы уделяем этому большое внимание в Дербенте, Махачкале, Кизляре. В рамках этого направления было сделано очень много работы, связанной с кладбищем на пересечении проспекта Акушинского и улицы Гаджиева в Махачкале. Силами армянской общины в 2020 году в период пандемии был полностью облагорожен вход со стороны улицы М. Гаджиева. Также мы ухаживаем за могилами тех, чьи потомки уехали.

Также в этом году, в годовщину победы в Великой Отечественной войне, на армянском кладбище в Дербенте был открыт обелиск, куда вписали имена всех, чьи могилы неизвестны.

– По итогам Всероссийской переписи населения 2010 года, в Дагестане проживало пять тысяч армян. Как вы думаете, есть вероятность, что по результатам переписи, которая прошла в этом году, окажется, что армян в Дагестане стало еще меньше?

А.С.: – Эта тенденция сохраняется, но, я думаю, уезжают не только армяне. Уезжают преимущественно городские жители в поисках лучшей доли и возможностей для самореализации. В первую очередь, эта миграция связана с экономическими, социальными причинами. Но так происходит в целом по стране, это неизбежно: люди хотят реализоваться, человеку ведь всегда кажется, что где-то будет лучше.

Но есть, конечно, те, кто никогда отсюда не уедет. Это в основном уже зрелые люди, которые вросли корнями в эту землю, считают себя частью этого общества, хотят быть востребованными здесь, приносить пользу обществу, в котором живут.

– Куда армяне уезжают из Дагестана? На юге России – в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях – есть многочисленные армянские диаспоры.

А.С.: – Уезжают туда, на что им хватает денег. Кто может себе позволить уехать в Москву, уезжает в Москву, у кого нет таких возможностей, уезжает куда-то поближе. Если есть возможность, уезжают и за границу. Но уезжают не потому, что тут препятствуют нормальной жизни армян. Дагестанское общество очень толерантное, во всяком случае, от своего лица я точно могу сказать, что мне очень комфортно здесь жить, все мои друзья и товарищи – дагестанцы. То армянское общество, которое здесь живет, тоже давно ассимилировалось в дагестанской среде, пытаясь, конечно, при этом сохранять свои обычаи и традиции.

К.А.: – Мы всегда поддерживаем то, что связано с дружбой народов, но при этом не забываем, кто мы.

КАРАБАГЛЫ – ЗНАЧИТ ИЗ КАРАБАХА

– Многие армяне, проживающие сегодня в Дагестане, являются потомками тех, кто жил тут не одну сотню лет назад. Но наверняка есть разные истории, как люди сюда попали. Много ли в Дагестане армян, попавших сюда в ХХ веке, после геноцида армян в Османской империи?

К.А.: – В советский период только на территории Дербента и в его окрестностях проживало большое количество армян. По мере индустриализации Дагестана, когда начали возводиться заводы, фабрики, нужны были квалифицированные рабочие кадры, естественно, был приток армян в другие города Дагестана.

Теперь по поводу того, откуда пришли. Да, были и те, кто попал сюда после геноцида 1915 года, но если говорить про общность, то большая часть представителей армянской национальности, которые сейчас населяют Дагестан, – это выходцы из Нагорного Карабаха, т.е. Арцаха. Последняя волна большого переселения была в конце XIX – начале XX вв., если мы говорим про Махачкалу. Если мы говорим про Дербент, то там есть и те, кто переселился из Арцаха, и те, чьи предки там жили уже длительный период.

Если мы говорим про Кизляр, то это XVIII век, период Петра I и Екатерины II. Туда переселялись армяне с той же части Армении, которую мы сейчас называем Арцахом. Село Карабаглы, расположенное в 20 км от Кизляра, раньше было населено армянами, приехавшими сюда из Нагорного Карабаха, о чем и говорит его название.

Кизляр – это первая волна переселения, которую мы можем проследить. Но история Дербента говорит о том, что армяне здесь жили очень давно. Об этом свидетельствует множество фактов и сохранившихся памятников. К примеру, армянская церковь в Нюгди датирована IV веком. Как в Кизляре, так и в Дербенте есть захоронения, датированные XVIII-XIX вв.

При этом самая крупная армянская община (она же одна из первых в Дагестане) находится в Дербенте.

– В Махачкале нет армянского храма, а армянская церковь, находящаяся в центре Дербента, является объектом культурного наследия, и богослужения там не проводятся. Где и как в настоящее время армяне проводят религиозные обряды?

К.А.: – Армянских храмов, в которых проходят службы с той или иной периодичностью, в Дагестане три: в Дербенте, Нюгди и Кизляре. Постоянного священнослужителя пока в Дагестане нет, есть назначенный священнослужитель, который периодически приезжает сюда несколько раз в год и проводит те или иные обряды.

Самый распространенный обряд сейчас – это крещение. В большинстве случаев священнослужители приходят в дом либо в какое-то организованное место и там проходит обряд крещения. Причем крестятся как дети, так и взрослые.

Сейчас идет очень большая работа по передаче общине части церквей, которые имеют двойное назначение, т.е. являются памятниками культуры и религиозными объектами. Мы хотим это совместить. Пока идет проработка вопроса, как это лучше сделать – не навредив этим объектам, не нарушив систему, дать людям возможность исполнять религиозные обряды. Армянское общество и представители власти в поисках компромисса и золотой середины. Желание и намерение у обеих сторон есть. Это должно во что-то перерасти.

Сейчас дербентский храм, который находится в центре города, никак этому не препятствует, напротив, только помогает. Несколько лет назад там был проведен полноценный обряд венчания. Периодически там проходят какие-то мероприятия. Последний раз там проходил концерт Армена Каграманяна. Это была игра на дудуке и кардаге – инструменте, совместившем в себе кларнет и дудук, его придумал отец Армена, Аркадий Каграманян.

«МЫ БОЛЬШЕ ДАГЕСТАНЦЫ, НАВЕРНОЕ, ЧЕМ АРМЯНЕ»

– У дагестанцев при знакомстве принято спрашивать национальность, район и село происхождения. Заметила, что и у армян принято спрашивать, откуда родом человек, и есть деление на ленинаканских армян, ереванских… Вы как себя идентифицируете?

К.А.: – Мы ничем не хуже всех остальных (смеется).

Живя в Дагестане, считая его своей родиной, мы не отделяем себя от остальных. Мы так же, как и все, гордимся своей родиной и переживаем за всё, что тут происходит.

– Но такое понятие, как «дагестанские армяне», появилось уже или еще нет?

К.А.: – Оно есть, точно так же, как и дагестанские русские, дагестанские евреи.

– Когда вы знакомитесь с армянами, к примеру, в Москве или где-то еще, вы, представляясь, называете себя карабахскими армянами или дагестанскими?

А.С.: – Ассимиляция – это неизбежный процесс. Когда люди длительное время живут в одном месте, в каком-то регионе, это не может не накладывать на них какой-то отпечаток. Даже когда знакомишься с дагестанцами, которые давно не живут в Дагестане, обращаешь внимание на то, что они уже отличаются от тех, кто живет в республике. Этот процесс не подвластен нам, это само собой происходит.

Но мы с рождения здесь живем, поэтому по большому счету мы больше дагестанцы, наверное, чем армяне. По своему быту, образу жизни…

– Но одно другого не исключает. Можно быть армянином, но при этом дагестанцем.

К.А.: – У меня есть двоюродные братья, которые живут в Пятигорске. Они армяне, но являются представителями дагестанской диаспоры в Кавказских Минеральных Водах (смеется). И они там всегда в первых рядах. И приезжая сюда, они приезжают как к себе домой.

А.С.: – Для родственников, знакомых, проживающих в других регионах, мы дагестанцы, армяне из Дагестана. Как ни крути, так оно и есть. Также я не могу сказать, что армяне чем-то отличаются от других народов, проживающих в Дагестане.

ПРИМЕР ДЛЯ ВСЕЙ РОССИИ

– Как раз хотела спросить вас, чем армяне отличаются от дагестанцев, но понимаю, что ничем, кроме религии.

С.А.: – Абсолютно ничем мы не отличаемся. Мы такие же люди с такими же желаниями и претензиями к жизни.

К.А.: – Некоторое время назад я бы сказал, что есть какие-то отличия, но так как род моей деятельности связан с бизнесом, вот о чем я подумал. Если условно лет сто, двести назад купцами в Дагестане были преимущественно армяне, то сейчас я вижу, с каким рывком, как рьяно представители всех дагестанских народов входят в бизнес. Двадцать лет назад армянин по имени Вано первым придумал делать здесь полуфабрикаты и продавать их. Сегодня это колоссальный бизнес. Когда он предлагал продавать разделанное под шашлык мясо, ему говорили: «Ты что, дорогой, тут все прекрасно могут разделывать мясо, зачем это нужно», то сейчас это целый бизнес.

Вспомним известных армян в Дагестане. Арменак Аршакович Карапетян, советский спортсмен и тренер по вольной борьбе, который занимался с детьми. Среди его воспитанников Юрий Шахмурадов, Загалав Абдулбеков и другие прославленные спортсмены и тренеры.

Александр Ашотович Маркаров – тоже достояние республики, создатель футбольного клуба «Анжи», детской футбольной школы в Махачкале. То, что он сделал, вылилось в большую историю.

Наверное, отличительная особенность армян – это легкость в чем-то новом. Армяне умеют делать новое и не бояться.

А.С.: – Костя правильно сказал: сегодня дагестанцы сильно ушли вперед, это очень предприимчивые люди, преуспевающие во всех областях. Если раньше, лет пятьдесят назад, в республику, чтобы наладить какое-то производство или поднять тот или иной сектор экономики, приглашали специалистов извне, то сейчас здесь своих кадров более чем достаточно. Многие дагестанцы, получившие прекрасное образование, возвращаются в наш регион, пытаются открыть свое дело. Ребята здесь очень способные, очень талантливые. В Дагестане всего достаточно. И если в республике будут созданы соответствующие условия, дагестанцы любому региону фору еще дадут.

К.А.: – За счет этого симбиоза, за счет того, что в Дагестане проживает много народов, это постоянное «перемешивание» приводит к очень хорошему результату. Дагестан славится тем, что люди разных национальностей умеют сосуществовать вместе на одном маленьком участке земли. Мы – единственный регион в России, который является реальным примером для всей Российской Федерации, как людям разных этносов и конфессий надо уметь жить совместно. Это колоссальная история. Все, кто приезжает в Махачкалу по делам бизнеса, как турист и т.д., остаются в полном восторге именно от этой бешеной энергетики, накала страстей, желаний. Наверное, это стало возможным только потому, что мы все разные и умеем между собой договариваться.

«назад

Фотолента

фотографий: 6

Александр Степанян

Категория фото: Этнос »

Армянский храм в Нюгди

Категория фото: Этнос »

День поминовения святого Григориса ежегодно отмечается в Нюгди

Категория фото: Этнос »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив