Народы Дагестана
Последний выпуск » Спорт » В Махачкалу ехать надо… Каратэ обучаться

В Махачкалу ехать надо… Каратэ обучаться

 «В ДЕТСТВЕ Я БЫЛА ДОСТАТОЧНО ХРУПКИМ РЕБЕНКОМ»

– Виктория, расскажите о том, как вы пришли в спорт. С чего вы начинали?

– Вообще каратэ было моим первым видом спорта, мне было 6 лет, когда я впервые вступила на татами. И это, наверное, был просто способ справиться с проблемами моего здоровья, я была достаточно хрупкой девочкой, которую в песочнице сверстники обсыпали песком (смеется). Надо было что-то с этим делать. Выбор на каратэ пал по одной простой причине – секция была в двух минутах ходьбы от дома.

– То есть каратэ было способом защиты?

– Не только. Основная причина – желание укрепить мой организм.

– В каком возрасте вы начали показывать первые успехи? Когда вы поняли, что каратэ – это навсегда?

– Где-то с 8 лет. Начала выступать на соревнованиях, пошли медали. Я укрепилась, стала более уверенной, интересы поменялись. Уже хотелось не в песочнице играть, а в футбол с ребятами. Каратэ – это мое. Это, наверное, единственная сфера, в которой я чувствую себя комфортно.

– А что фундаментально отличает каратэ от других видов спорта? Что именно вас зацепило в нем?

– Думаю, это в первую очередь строгость и уважение. Нам с детства прививали это. Например, мы не можем зайти в зал или выйти из него, не поклонившись тренеру. Это и есть философия уважения ко всем, кто находится рядом с тобой. Без этого каратэ – не каратэ.

– Приходилось ли вам когда-нибудь применять свои навыки вне зала?

– К счастью, никогда. Я не конфликтный человек. Любой конфликт можно решить словами. Применение силы никогда хорошим не заканчивается.

– А на кого вы равнялись с детства? Были ли у вас кумиры из мира каратэ?

– У меня есть любимый фильм «Каратэ-пацан» с Джеки Чаном. Как-то я рассказала об этом в интервью и в нем написали, что я сплю и мечтаю о встрече с ним. Но на самом деле это не так. В детстве мне подарили кассету с фильмом, и Чан стал моим кумиром. Мечтала так же в воздухе кувыркаться, делать сальто. Ну а сейчас я подросла и не беру ни с кого пример. Единственный, кого я бы назвала примером – это Абдулрашид Садулаев.

– Интересный пример…

– Да, как это ни странно, для меня Абдулрашид – это главный пример стремления. Он идет к своей цели, побеждает всех на своем пути и является лучшим в мире. Мне очень нравится его отношение к спорту и победам.

– Пока самый большой успех в вашей карьере – это победа на взрослом чемпионате мира в Мадриде в 2019 году. Тогда вы заняли второе место, но были очень близки к золоту. Чего вам не хватило?

– Наверное, сказалась неопытность. Тогда мне было 18 лет, и это были третьи соревнования во взрослой категории. Плюс за три месяца до этого турнира я получила страшную травму колена, порвала связки. Наверное, этот чемпионат мира был переломным, многое в моей голове поменялось, страх пропал, появилась уверенность. Я на самом-то деле и на медали не рассчитывала, просто ехала обкататься.

– А случись эта финальная схватка сейчас, как бы вы оценили свои шансы на победу?

– Сейчас во мне больше хитрости и опыта. Не знаю, каким был бы исход, но бой точно прошел бы по другому сценарию.

– После этого турнира на вас были возложены большие ожидания в плане участия в Олимпиаде в Токио. Вы даже как-то говорили, что пока каратэ включено в Олимпийскую программу, вы просто обязаны завоевать медаль Олимпиады. Что помешало отобраться на Игры?

– Да, желания было хоть отбавляй. И всё в принципе к этому шло. У меня была медаль международного турнира, и в России отбор на Олимпиаду я завершила успешно. Наверное, свою роль сыграл этот карантин, который нас на год вывел из строя. Перед Олимпиадой я готовилась участвовать в чемпионате Европы, но за 5 дней до турнира нам сообщили, что он был отменен. Представьте, как мне было сложно осознать, что соревнования, к которым я готовилась полгода, были вот так просто отменены. Потом мы оставались дома и, конечно, тренировались, но не в полную силу. Всё это не могло не сказаться на моей спортивной форме.

«РОДИТЕЛИ НЕ БЫЛИ В ВОСТОРГЕ ОТ МОЕГО ПЕРЕЕЗДА В МАХАЧКАЛУ»

– Поговорим о вашем переезде в Махачкалу. Как это произошло?

– Мне тогда было 18 лет. В 2019 году я решила, что мой тренер не сможет подвести меня к более высоким достижениям. Так получилось, что Омар Джавиевич (Муртазалиев – экс-главный тренер сборной России по каратэ – Прим. «НД») сумел вдохнуть в меня стремление к победе, положительно повлиять на мои результаты.

Я на самом деле уже давно думала о переезде, и выбор пал на Махачкалу. Я увидела человека, который сможет довести меня до еще одного чемпионата мира, до олимпийской медали.

– А как родители к этому отнеслись?

– Не могу сказать, что с восторгом. Все-таки Дагестан тогда имел репутацию не самого безопасного региона. Но родители всегда прислушиваются ко мне.

– То есть не было никаких конфликтов и попыток отговорить тебя?

– Нет.

– После переезда прошло уже четыре года. Заметили ли вы и люди, которые вас окружают, какие-то качественные изменения в навыках?

– Да, конечно. Все мне говорят, что переезд очень хорошо повлиял, я стала увереннее и техника поменялась в лучшую сторону. Я думаю, что мой переезд сделал меня немного старше. Тем более, здесь я живу одна, стала более собранной, ответственной.

– Одна девушка в большом и достаточно своеобразном городе… Не было страшно?

– На самом деле мне поначалу было страшно на улицу выходить (смеется). Потому что мужчины здесь очень своеобразные, сигналят, свистят, но я привыкла. Поняла, что ничем мне это не грозит. Никаких происшествий со мной не случалось. Да и тренер у меня всегда рядом, он меня поддерживает, помогает во всем. Если возникают какие-то проблемы, он помогает их решать. Прошло где-то полгода после переезда, прежде чем я стала чувствовать себя уверенно.

«ЖАЛЬ, ЧТО НЕ УДАЛОСЬ СОХРАНИТЬ ДРУЖБУ С БЫВШИМ ТРЕНЕРОМ»

– Не могу не спросить про вашего бывшего тренера – Зазу Цулая. Читал его интервью, и мне показалось, что он отзывается о вас с некой обидой. Что думаете на этот счет?

– Конечно, любому тренеру обидно, когда от него уходит спортсмен. И ты не можешь понять, почему так происходит, даже если все причины налицо. Я ему сказала, что хочу переехать заниматься в Дагестан, но сдавать параллельный зачет Ростову. Он сказал, что так не получится и мне не разрешат сдавать двойной зачет, поэтому в Махачкалу нельзя. На это я ему ответила, что уже решила всё и в таком случае просто переберусь в Дагестан. Да, он обиделся, но я уже не могла терпеть то недопонимание, которое между нами сложилось. Я пыталась разойтись на доброй ноте, Омар Джавиевич настаивал на этом, но, к сожалению, не удалось. В этом есть и моя вина, я была помладше, преобладал этот самый юношеский максимализм, можно было решить этот вопрос по-другому. Но случилось так, и я об этом не жалею.

– А в чем была суть ваших конфликтов?

– Один раз он мне сказал, что будет отправлять меня на соревнования и будет моим менеджером. Мне это не очень понравилось, и я сказала ему, что мне нужен не менеджер, а тренер. Тренер, который доведет меня до золота, а не будет довольствоваться серебряными медалями. Потом он начал игнорировать мои сборы, причем это случалось именно тогда, когда мне была нужна поддержка тренера, его ценный совет. В общем, я увидела отношение к себе и решила, что не заслуживаю этого.

«ОМАР ДЖАВИЕВИЧ СИЛЬНО УДИВИЛСЯ МОЕМУ ЖЕЛАНИЮ ПЕРЕБРАТЬСЯ В МАХАЧКАЛУ»

– Знакомство с нынешним тренером Омаром Муртазалиевым. Как оно случилось, при каких обстоятельствах?

– Омар Джавиевич был главным тренером сборной России по каратэ, и в 15 лет, когда я впервые попала в сборную, мы познакомились. Он меня тренировал, у нас сложились хорошие отношения. И как бы это самонадеянно ни звучало, я у него ходила в любимчиках (улыбается). Он меня выделял, верил в меня и в мой успех. Поэтому мой выбор был именно таким. Я о нем не жалею.

– А было ли такое, что нынешний тренер настаивал на том, чтобы вы переехали тренироваться к нему?

– Нет, никогда. Журналисты пишут, что меня переманили, но это абсолютная неправда. Это был мой осознанный выбор. Я, можно сказать, просто поставила перед фактом Омара Джавиевича, сказала ему, что посоветовалась с родителями и приняла решение. Признаюсь, он очень сильно удивился, когда я сказала ему, что хочу переехать в Махачкалу. Он был в шоке… Русская девочка собирается переезжать не в Питер, не в Москву и даже не в Новосибирск, который у нас считается столицей российского каратэ, а в Махачкалу. Но он мне не отказал. И я очень ему за это благодарна.

– А есть ли какое-то сожаление о переезде сюда?

– Нет-нет. Я здесь живу и тренируюсь уже четвертый год, и у меня ни разу не возникало таких мыслей. Наоборот, я всегда думаю о том, как хорошо, что мне удалось переехать сюда.

– Я обратил внимание на то, что вы – единственная девушка в зале. Так было с самого начала? Было ли уютно тренироваться, окруженной мужчинами?

– На самом деле никакой надежды на то, что я буду тренироваться с девушками, у меня не было (смеется). И я не могу сказать, что это доставляет мне дискомфорт. Да и переезжая сюда, я знала, что мой тренер девочек не тренирует. Он даже как-то спросил у меня: «Вика, а ты знаешь, почему я девушек не тренирую? Потому что в них вкладываешь и вкладываешь, а потом они выходят замуж, рожают детей и оставляют тебя». На это я ему ответила, что не выйду замуж, пока не достигну того, что запланировала.

«В БУДУЩЕМ ХОЧУ ОТКРЫТЬ СВОЮ ШКОЛУ КАРАТЭ»

– Поговорим о каратэ. В этом виде спорта есть больше двух сотен стилей, и каждый из них считается в разных кругах единственно правильным. С чем это связано? Почему каратэ имеет столько ответвлений?

– Думаю, это связано с большим количеством мастеров в Японии и с возрастом этого вида спорта. Каждый обучался на своей волне, вносил свои коррективы в традиционное каратэ. Поэтому пошло это разнообразие, где-то можно делать контакт, где-то прямые удары. У нас все-таки Олимпийский вид спорта (WKF) и скорость присутствует, мы немного дальше от традиционного.

– А можно ли сравнить каратэ с каким-то другим видом единоборств? Или это что-то особенное, отличающееся от остального?

– Я могу сравнить каратэ с тхэквондо, но они отличаются тем, что у нас всё же немного больше ударов руками и броски есть. А так в принципе это похожие виды спорта. – Поговорим о будущем. Кем ты себя видишь, когда достигнешь всего в спортивном плане? – Я хочу открыть женский зал в Дагестане, потому что это очень актуально. Многие родители не хотят отдавать своих дочерей к тренеру мужского пола, поэтому я хочу открыть свою женскую группу. И еще у меня есть такая мечта – работать в Министерстве спорта Дагестана. Да, я хочу, чтобы в этом министерстве был хоть один человек, который представляет каратэ.

– А много ли девушек тренируется каратэ в Дагестане? И каковы, по вашему мнению, перспективы развития этого вида спорта?

– Да, девушек много. Когда я переехала сюда, их было очень мало, а те, кто достигал определенных успехов, к сожалению, уходили из этого вида спорта. Ну а сейчас наблюдается положительная тенденция, девочки начинают выступать, женские категории на чемпионате республики заполняются.

– Чем вы занимаетесь вне спортивной жизни?

– Учебой, но 70 процентов своего времени я уделяю спорту, хожу в тренажерный зал, тренируюсь на стадионе, выезжаю на сборы в горах. Из-за неудачи при отборе на Олимпиаду я поставила перед собой определенные цели, которые должны быть исполнены уже в 2022 году. 

 

«назад

Фотолента

фотографий: 4
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив